Доминанта

Большая Палата ВС сделала очередной вывод по пропуску прокурором сроков на обращение в суд

10 мая 2019

Несмотря на большое количество правовых позиций ВСУ и теперь уже нового Верховного Суда по поводу применения исковой давности к искам, предъявляемых прокурором, вопрос пропуска сроков на обращение в административный суд  - оказалась исключительной проблемой, разрешить которую представилась возможность Большой Палате Верховного Суда.

В данном случае речь идет об обжаловании прокурором ненормативных актов в порядке административного судопроизводства, срок на обжалование которых установлен в 6 месяцев со дня возникновения оснований, которые дают субъекту властных полномочий право на предъявление требований в суд (ч.2 ст. 99 КАС в редакции до 15.12.2017 г.).

В деле № 826/13768/16 Прокурор считал таким моментом – получение письма от Госгеонадра, которое отказалось предъявлять самостоятельный иск. Тем самым в соответствии со ст. 23 ЗУ «О прокуратуре» у прокурора появились основания предъявлять иск в защиту интересов государства, когда соответствующий орган не осуществляет их защиту.      

Суд первой инстанции, посчитал таким моментом дату, когда прокурор впервые узнал о нарушении прав и интересов государства в ходе одного из уголовных производств. Но пока прокурор обращался с соответствующими письмами в Госгеонадра, 6-ти месячный срок уже истек.

Апелляционная инстанция трактовала данную норму таким образом, что 6-ти месячный срок для обращения с иском для органа власти устанавливается с момента издания оспариваемого ненормативного акта. Данную позицию апелляционный суд основывал Выводами Верховного Суда Украины в Постановлении по делу № 810/2041/14 от 03.11.2015 г., в соответствии с которыми срок для обращения с иском у субъекта властных полномочий начинает истекать со дня возникновения оснований, основанием для этого является факт нарушения, совершенный в определенное время, а не факт, когда об этом стало известно прокурору.

Разрешая данное дело, Большая Палата ВС в Постановлении от 13.02.2019 г.  не нашла оснований для отступления от вышеуказанной правовой позиции, но сделала некоторые поблажки и для государства:

- начало истечения срока, установленного для обращения в административный суд субъекта властных полномочий, не связано с моментом создания такого субъекта или наделения его соответствующими функциями и компетенцией, поскольку иное приводит к возможности государства такими действиями практически неограниченно во времени реализовывать право на обращение с иском по своему усмотрению. Таким образом по своей природе уведомление прокурором соответствующего субъекта властных полномочий  о будущем обращении прокурора в суд, истребование документом для подтверждения оснований для представительства – не может служить механизмом для продолжения установленных законом сроков для обращения в суд, поскольку это приведет к постоянному состоянию неопределенности в публично-правовых отношениях, нарушения стабильности в деятельности субъектов властных полномочий.

- Большая палата ВС обращает внимание на то, что обстоятельства выявления прокурором во время осуществления процессуального руководства в уголовном производстве соответствующих нарушений интересов государства, которые подлежат защите в суде, вне пределов срока обращения в суд должны учитываться судами как уважительные причины пропуска срока обращения в административный суд, если прокурор обратился в суд на протяжении 6-ти месяцев со дня выявления таких нарушений. Однако направление писем в соответствующие органы, касающиеся осуществления защиты интересов государства, не приостанавливает и не прерывает течения сроков, установленных процессуальным законодательством.

К сожалению, выводы БП ВС, на наш взгляд, не только не разрешили «исключительную проблему» для правоприменительной практики, но и еще возможно более запутали. И даже отказывая прокурору в удовлетворении данной кассационной жалобы, предоставили ему инструмент для восстановления сроков на обращение в суд по иным многочисленным «просроченным» искам.

Ведь, с одной стороны, БП ВС отказала в отступлении от выводов, указанных Постановлении ВСУ от 03.11.2015 г., где указано что 6-ти месячный срок обращения в суд начинает истекать для субъектов властных полномочий именно с даты совершения нарушения интересов государства. 

Но с другой стороны, если прокурор через 10 лет в ходе процессуального руководства по какому-нибудь уголовному производству выявит это нарушение, и соблюдет 6-ти месячный срок на обращение с иском, - то на основании данного решения БП ВС – такие причины пропуска срока должны учитываться судами как уважительные.

 

  Виталий Цвигун 

  руководитель судебной практики, адвокат АО "КФ "ДОМИНАНТА" 

Теги:

Рейтинг страницы: 0/5 на основе 0 оценок.




Другие новости


Зміни у сфері містобудування: життя після 01.06.2020

За коронавірусною панікою та карантином можна легко пропустити важливі зміни, які відбуваються в українському законодавстві. Так, серед іншого наразі вступає в активну фазу реалізація реформи сфери містобудування.

ВНЕДРЕНИЕ КОНЦЕПЦИИ КОНТРОЛИРУЕМЫХ ИНОСТРАННЫХ КОМПАНИЙ (КИК) В УКРАИНЕ.

Думаю у всех, кто читал книгу-расследование «Прачечная» (Laundromat) пулитцеровского лауреата Джейка Бернштейна, осталось впечатление что от нас ушла целая эпоха и миру офшорной секретности пришёл конец. Но Украина долгие годы оставалась в стороне он мировых тенденций борьбы с агрессивным международным налоговым планированием и внедрения планов BEPS.

Як уникнути банкрутства, якщо бізнес на межі неплатоспроможності?

Скрутний стан економіки України, наслідки карантину, несприятливі погодні умови для аграріїв на сьогодні ставлять підприємства під загрозу банкрутства та повного припинення їх діяльності.