Доминанта

Большая Палата ВС сделала очередной вывод по пропуску прокурором сроков на обращение в суд

10 мая 2019

Несмотря на большое количество правовых позиций ВСУ и теперь уже нового Верховного Суда по поводу применения исковой давности к искам, предъявляемых прокурором, вопрос пропуска сроков на обращение в административный суд  - оказалась исключительной проблемой, разрешить которую представилась возможность Большой Палате Верховного Суда.

В данном случае речь идет об обжаловании прокурором ненормативных актов в порядке административного судопроизводства, срок на обжалование которых установлен в 6 месяцев со дня возникновения оснований, которые дают субъекту властных полномочий право на предъявление требований в суд (ч.2 ст. 99 КАС в редакции до 15.12.2017 г.).

В деле № 826/13768/16 Прокурор считал таким моментом – получение письма от Госгеонадра, которое отказалось предъявлять самостоятельный иск. Тем самым в соответствии со ст. 23 ЗУ «О прокуратуре» у прокурора появились основания предъявлять иск в защиту интересов государства, когда соответствующий орган не осуществляет их защиту.      

Суд первой инстанции, посчитал таким моментом дату, когда прокурор впервые узнал о нарушении прав и интересов государства в ходе одного из уголовных производств. Но пока прокурор обращался с соответствующими письмами в Госгеонадра, 6-ти месячный срок уже истек.

Апелляционная инстанция трактовала данную норму таким образом, что 6-ти месячный срок для обращения с иском для органа власти устанавливается с момента издания оспариваемого ненормативного акта. Данную позицию апелляционный суд основывал Выводами Верховного Суда Украины в Постановлении по делу № 810/2041/14 от 03.11.2015 г., в соответствии с которыми срок для обращения с иском у субъекта властных полномочий начинает истекать со дня возникновения оснований, основанием для этого является факт нарушения, совершенный в определенное время, а не факт, когда об этом стало известно прокурору.

Разрешая данное дело, Большая Палата ВС в Постановлении от 13.02.2019 г.  не нашла оснований для отступления от вышеуказанной правовой позиции, но сделала некоторые поблажки и для государства:

- начало истечения срока, установленного для обращения в административный суд субъекта властных полномочий, не связано с моментом создания такого субъекта или наделения его соответствующими функциями и компетенцией, поскольку иное приводит к возможности государства такими действиями практически неограниченно во времени реализовывать право на обращение с иском по своему усмотрению. Таким образом по своей природе уведомление прокурором соответствующего субъекта властных полномочий  о будущем обращении прокурора в суд, истребование документом для подтверждения оснований для представительства – не может служить механизмом для продолжения установленных законом сроков для обращения в суд, поскольку это приведет к постоянному состоянию неопределенности в публично-правовых отношениях, нарушения стабильности в деятельности субъектов властных полномочий.

- Большая палата ВС обращает внимание на то, что обстоятельства выявления прокурором во время осуществления процессуального руководства в уголовном производстве соответствующих нарушений интересов государства, которые подлежат защите в суде, вне пределов срока обращения в суд должны учитываться судами как уважительные причины пропуска срока обращения в административный суд, если прокурор обратился в суд на протяжении 6-ти месяцев со дня выявления таких нарушений. Однако направление писем в соответствующие органы, касающиеся осуществления защиты интересов государства, не приостанавливает и не прерывает течения сроков, установленных процессуальным законодательством.

К сожалению, выводы БП ВС, на наш взгляд, не только не разрешили «исключительную проблему» для правоприменительной практики, но и еще возможно более запутали. И даже отказывая прокурору в удовлетворении данной кассационной жалобы, предоставили ему инструмент для восстановления сроков на обращение в суд по иным многочисленным «просроченным» искам.

Ведь, с одной стороны, БП ВС отказала в отступлении от выводов, указанных Постановлении ВСУ от 03.11.2015 г., где указано что 6-ти месячный срок обращения в суд начинает истекать для субъектов властных полномочий именно с даты совершения нарушения интересов государства. 

Но с другой стороны, если прокурор через 10 лет в ходе процессуального руководства по какому-нибудь уголовному производству выявит это нарушение, и соблюдет 6-ти месячный срок на обращение с иском, - то на основании данного решения БП ВС – такие причины пропуска срока должны учитываться судами как уважительные.

 

  Виталий Цвигун 

  руководитель судебной практики, адвокат АО "КФ "ДОМИНАНТА" 

Теги:

Рейтинг страницы: 0/5 на основе 0 оценок.




Другие новости


Какие изменения планируются в сфере лицензирования?

Законодательная деятельность Верховной Рады Украины нового созыва набирает неслыханные обороты. В эпоху таких новшеств главная задача – не упустить важные законодательные изменения, непосредственно связанные с регулированием хозяйственной деятельности. 13 сентября 2019 года депутаты приняли за основу со сокращенным сроком подготовки законопроект № 1060 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины касательно усовершенствования порядка лицензирования хозяйственной деятельности». Учитывая, что он определен Президентом как неотложный, данный законопроект с очень высокой вероятностью будет принят уже в ближайшее время.

Парковка по-новому теперь и в Одессе!

Итак, свершилось! Начиная с 9 сентября уже и в Одессе наконец-то начали работать в полной мере инспекторы по парковке. И если ранее они только оставляли нарушителям правил парковки письменные предупреждения и пытались увещевать их словесно, то отныне уже будут выписывать штрафы в сумме 255-ти или 510-ти гривен (первый — за стоянку в зоне действия дорожного знака "Остановка запрещена", второй же — за нарушения правил парковки, результатом которых может стать эвакуация автомобиля, о чём будет сказано ниже).

Второе пришествие и «Каста проклятых»?

11 сентября Верховная Рада 316 голосами приняла пакет поправок к законам по вопросу конфискации незаконных активов лиц, уполномоченных на выполнение функций государства или органов местного самоуправления. Изучение публикаций в СМИ по этому поводу выявило ряд неточностей в толковании журналистами законопроекта, поэтому мы решили подготовить юридический анализ документа. Тем более что с учётом уникальности нового парламента, принимающего все что спускают из Офиса Президента, вероятность изменений в нём во втором чтении минимальна.