Доминанта

К вопросу о возврате судебных затрат, связанных с проведением судебной экспертизы

9 янв. 2019

Со вступлением в силу Закона Украины № 2147-VIII от 03.10.2017 «О внесении изменений в Хозяйственный процессуальный кодекс Украины, Гражданский процессуальный кодекс Украины, Кодекс административного судопроизводства Украины и другие законодательные акты» наконец-то произошла так долго ожидаемая всем профессиональным юридическим сообществом гармонизация подавляющего числа норм процессуального права в данных юрисдикциях, и теперь бо́льшая часть этих норм в соответствующих кодексах стала практически идентична друг-другу, что безусловно облегчило работу практикующих юристов.

Вот и в части урегулирования вопросов, связанных с судебными расходами мы можем наблюдать теперь практически полную аналогию соответствующих статей, различающихся от кодекса к кодексу только нумерацией. Однако, помимо вышеупомянутого удобства, новые редакции кодексов скрывают в себе и кое-какие подводные камни, на которые вполне может наскочить ведомый вами процесс.

Так, согласно статьям 123 ХПК, 133 ГПК и 132 КАС соответственно судебные расходы во всех указанных процессах состоят из судебного сбора и издержек, связанных с рассмотрением дела. К последним, помимо прочего, относятся и расходы, связанные с проведением экспертиз.

В соответствии же со статьями 129 ХПК, 141 ГПК и 139 КАС размер судебных расходов, которые сторона оплатила или должна оплатить в связи с рассмотрением дела, устанавливается судом на основании представленных сторонами доказательств (договоров, счетов и т. д.). Такие доказательства представляются до окончания судебных дебатов по делу или в течение пяти дней после принятия решения суда, при условии, что до окончания судебных дебатов по делу сторона сделала об этом соответствующее заявление. В случае непредставления соответствующих доказательств в течение установленного срока такое заявление остаётся без рассмотрения.

Казалось бы, вполне понятная норма, не вызывающая каких-то разночтений. И где же здесь можно проколоться? Что ж, рассмотрим пример из практики.

Итак, имеем следующие исходные условия. Предприятие в 2016 году (т. е., ещё до вступления в силу новой редакции КАС) обжаловало в административном суде налоговые уведомления-решения ГФС. В ходе процесса судом по ходатайству истца была назначена судебно-экономическая экспертиза, которая была предоплачена истцом на основании выставленного экспертом счёта по первому же требованию суда с последующим предоставлением последнему соответствующего платёжного поручения об оплате.

Далее, начиная с января 2018 года, процесс проходил уже по новой редакции КАС и в итоге завершился 26.04.2018 полным удовлетворением иска. В ходе судебных дебатов сторона истца, выступая с заключительным словом, полностью поддержала свои исковые требования и, помимо прочего, просила также суд о возмещении её судебных издержек в части возврата уплаченных сумм судебного сбора и стоимости проведения судебно-экономической экспертизы. Отметив при этом, что подтверждающие данные расходы и надлежащим образом оформленные документы уже наличествуют в деле.

Однако суд, вынося решение, по непонятным причинам удовлетворил только просьбу истца о возмещении последнему суммы судебного сбора. В силу того, что решение было практически сразу же обжаловано ответчиком, и дело ушло в апелляционную инстанцию, вопрос о возмещении затрат за проведённую экспертизу был отложен до того момента, как свой окончательный вердикт по делу вынесет уже апелляция.

Далее дело почти на полгода "зависло" в апелляционном суде в силу того, что ответчик, не имея средств на уплату судебного сбора за подачу апелляционной жалобы, регулярно ходатайствовал о продлении срока на устранение данного недостатка, и суд несколько раз шёл ему навстречу. Но, в конце концов, жалоба всё-таки была возвращена ответчику аж 28.11.2018 в связи с тем, что судебный сбор последним так и не был оплачен, а в отсрочке таковой оплаты ему было отказано.

Руководствуясь положениями статьи 252 КАС, истец загодя (ещё 02.10.2018) обратился в суд первой инстанции с соответствующим заявлением о принятии по делу дополнительного решения относительно взыскания за счёт бюджетных ассигнований ответчика в пользу истца расходов последнего на проведение судебно-экономической экспертизы в размере 25 000 грн.

И вот, 14.12.2018 Одесским окружным административным судом по данному делу № 815/5700/16 было вынесено определение, которым вышеуказанное заявление истца о принятии дополнительного решения в части взыскания расходов на проведение судебно-экономической экспертизы было… оставлено без рассмотрения.

При этом, мотивировано данное судебное решение было тем, что в нарушение требований упомянутой выше статьи 139 КАС истцом до окончания судебных дебатов по делу якобы не было подано доказательств, подтверждающих понесенные расходы на проведение судебно-экономической экспертизы, а также не сделано соответствующего заявления о предоставлении таких доказательств после принятия судебного решения.

То есть выходит так, что суд подошёл к данному вопросу сугубо формально — раз в деле нет соответствующего заявления, то нет и права на возмещение расходов за экспертизу? А как же заявленное стороной истца как раз в ходе судебных дебатов вышеупомянутое устное ходатайство о возмещении судебных расходов, чем оно не устроило суд? Здесь на ум приходит два варианта — либо оно почему-то осталось без внимания, либо же, что называется, просто "забылось" в силу почти 8-мимесячного временно́го разрыва между ещё апрельским решением по делу и уже ноябрьским определением по вопросу взыскания расходов за проведение экспертизы.

Таким образом приходится констатировать, что взыскание сумм понесённых вами судебных затрат в части возмещения стоимости той же проводившейся по делу экспертизы может натолкнуться на определённые трудности, если вы отступите от жёстко прописанной новым процессуальным законом процедуры.

Ведь если бы в приведённом нами случае сторона истца помимо устного заявления о возмещении всех издержек, включенного в заключительное слово во время судебных дебатов, ещё и продублировала бы это своё ходатайство аналогичным письменным заявлением, то и никакой проблемы с возвратом всех судебных затрат, скорее всего, не возникло бы. Теперь же истцу для возможности обращения в апелляцию остаётся лишь уповать на то, что в протоколе судебного заседания точно отражено то самое ходатайство его представителя во время дебатов. В противном случае — доказательства этого можно будет теперь искать только в технической записи судебного заседания, ознакомиться с которой (или же получить её копию) надо будет ещё дополнительно в соответствии со статьёй 232 КАС.

Андрей Малявкин

юрист в АО «КФ«ДОМИНАНТА»

Теги:

Рейтинг страницы: 0/5 на основе 0 оценок.




Другие новости


Як залучити грошові кошти в ТОВ

Не секрет, що при створенні ТОВ учасники, як правило, несвідомо підходять до питання визначення розміру статутного капіталу майбутньої компанії. Як наслідок, в процесі реалізації подальшої господарської діяльності у товариства виникає необхідність розрахуватись за поставлений дорогий товар, надані послуги, а наявних у підприємства коштів не вистачає. Як правило учасники виходять з даної ситуації або шляхом надання учасниками ТОВ поворотної безвідсоткової фінансової допомоги або шляхом збільшення статутного капіталу товариства.

Розподіл майна подружжя без суду

Необхідність поділу спільного майна подружжя, як правило, виникає у зв'язку з розірванням шлюбу. Однак дружина та чоловік мають право на поділ такого майна незалежно від розірвання шлюбу.

Як свідчить практика, подружжя піднімає питання про поділ спільного сумісного майна тоді, коли шлюбні відносини між ними фактично припинені але юридично шлюб залишається зареєстрований.

НОВЕ ЖИТТЯ ТОВАРИСТВ: АНАЛІТИКА ПРАВОЗАСТОСУВАННЯ ГОЛОВНОГО КОРПОРАТИВНОГО ЗАКОНУ МИНУЛОГО РОКУ

Вже майже півтора роки пройшло з моменту набрання чинності Законом України «Про товариства з обмеженою та додатковою відповідальністю». І хоча красивої круглої дати сьогодні немає, все ж пропонуємо підвести деякі підсумки реалізації викладених в цьому принциповому для корпоративної сфери правового регулювання нормативному акті. Бо, як показує досвід роботи за минулий рік, далеко не всі товариства з обмеженою відповідальністю і товариства з додатковою відповідальністю навчилися правильно жити за новим законодавством.