Доминанта

Разграничение договора факторинга от договора уступки. Недействительность договора уступки права требования

12 окт. 2018

Интересную правовую позицию изложила Большая Палата Верховного Суда в Постановлении по делу № 909/968/16 от 11.09.18.

В данном деле Банк переуступил свои права требования по кредитному договору и договору ипотеки третьему лицу – ООО. ООО уплатило за данные требования оговоренную договором уступки сумму, после чего на основании ипотечной оговорки зарегистрировало за собой право собственности на предмет ипотеки.

Вроде бы все законно, но нет.

Должник оспорил договоры уступки прав требований ссылаясь на тот факт, что новый кредитор – ООО, не является банком или финансовым учреждением, имеющим право предоставлять финансовые услуги. А договоры уступки прав требований по своей сути являются договорами факторинга.

Рассматривая данное дело, Большая Палата Верховного Суда, сочла основанием для передачи и принятия дела на рассмотрение Большой Палаты – необходимость разграничения договора факторинга и других способов уступки права требования. Данная правовая проблема является насущной в связи с большим количеством споров, связанных с правопреемством в кредитных отношениях (п. 42,43 Постановления БП ВС).

Несмотря на то, что действующим законодательством не закреплено конкретных требований к договору цессии в отличие от договора факторинга, суд все же нашел способ их разграничить.

Как указала Большая Палата Верховного Суда, договор факторинга является сделкой, которая характеризуется тем, что:

«А) ему присущий специфический субъектный состав (клиент – физическое или юридическое лицо, которое является субъектом предпринимательской деятельности, фактор – банк или другое финансовое учреждение, которое имеет право предоставлять факторинговые услуги);

Б) его предметом может быть только право денежного требования;

В) целью его заключения является получение клиентом финансирования (средств) за счет отступления права требования к должнику);

Г) по такому договору отступление права требования может происходить исключительно за плату;

Д) его цена определяется размером вознаграждения фактора за представление клиенту соответствующей услуги, и этот размер может устанавливаться в твердой сумме; в форме процентов от стоимости уступаемого требования, в виде разницы между номинальной стоимостью требования, указанной в договоре и ее рыночной (действительной) стоимостью, и т.д.;

Е) требования к форме такого договора определены в ст. 6 ЗУ «О финансовых услугах и государственном регулировании рынков финансовых услуг».

Сделка, которая не отвечает таким признакам, является не договором факторинга, а сделкой по отступлению права требования. Нарушение требований к форме, содержанию, субъектному составу договора факторинга в соответствии со ст. 203 ЦПК обуславливает его недействительность.»

Таким образом, несмотря на некоторую противоречивость данного вывода Большой Палаты Верховного Суда, следует отметить следующее:

- Если по договору цессии стоимость права требования, уступаемого другому лицу, ниже их реальной (действительной, рыночной, номинальной) стоимости, то договор, заключаемый между сторонами, является договором факторинга, к которому законом выдвинуты определенные требования (субъектный состав). Такую позицию высказала уже давно Государственная фискальная служба, привлекая к ответственности банки за заключенные ними договоры цессии.

Другими словами, если лицо, приобретающее право требования по договору цессии, не является финансовым учреждением, то приобрести данные требования оно должно по их номинальной (действительной стоимости), иначе сделка будет признана недействительной. 

Доводы о том, что законом не установлены требования к договору цессии, в том числе к определению цены договора, и о том, что законом презюмируется свобода договора, суд счел несостоятельными.

В любом случае, такая правовая позиция Большой Палаты Верховного Суда станет полезной для заемщиков, имущество которых отнято по ипотечным оговоркам – правопреемниками, не являющимися финансовыми учреждениями.

   Виталий Цвигун 

  руководитель судебной практики, адвокат АО "КФ "ДОМИНАНТА" 

Теги:

Рейтинг страницы: 5/5 на основе 1 оценок.




Другие новости


Розподіл майна подружжя без суду

Необхідність поділу спільного майна подружжя, як правило, виникає у зв'язку з розірванням шлюбу. Однак дружина та чоловік мають право на поділ такого майна незалежно від розірвання шлюбу.

Як свідчить практика, подружжя піднімає питання про поділ спільного сумісного майна тоді, коли шлюбні відносини між ними фактично припинені але юридично шлюб залишається зареєстрований.

НОВЕ ЖИТТЯ ТОВАРИСТВ: АНАЛІТИКА ПРАВОЗАСТОСУВАННЯ ГОЛОВНОГО КОРПОРАТИВНОГО ЗАКОНУ МИНУЛОГО РОКУ

Вже майже півтора роки пройшло з моменту набрання чинності Законом України «Про товариства з обмеженою та додатковою відповідальністю». І хоча красивої круглої дати сьогодні немає, все ж пропонуємо підвести деякі підсумки реалізації викладених в цьому принциповому для корпоративної сфери правового регулювання нормативному акті. Бо, як показує досвід роботи за минулий рік, далеко не всі товариства з обмеженою відповідальністю і товариства з додатковою відповідальністю навчилися правильно жити за новим законодавством.

Довірча власність – як спосіб забезпечення виконання зобов’язання

20 вересня набрав чинності Закон «Про внесення змін до деяких законодавчих актів України щодо стимулювання інвестиційної діяльності в Україні» № 132-IX, яким введено новий в українському законодавстві спосіб забезпечення виконання зобов’язання «довірча власність».

По суті, законодавець вирішив удосконалити процедуру забезпечення виконання зобов’язання, та захистити права сторін боргових зобов’язань. Але чи дійсно такий варіант буде ефективний на практиці, поки не відомо, так як існує величезна кількість нюансів, які будуть вирішені лише після того як інститут довірчої власності запрацює на практиці.